К ак ты себе представляешь будущее? Может летающие машины, английские кэбы с андроидами лошадьми? Хочется рассказать тебе все, поговорить по душам, я так давно этого не делал, уже лет эдак 200, может больше. Я долго живу и видел, как изменяется быт.

2054 год, зоопарки пополнились особыми особями животных, которые появились из-за экспериментов по поиску лекарства от всех болезней.

2057 год, одна из особей напала на служащего зоопарка, общество по защите прав животных бунтует.

2058 год, эксперименты решено продолжить, жизнь человека важнее жизни животного.

— 2070 год, большинство религий скомпрометированы, люди перестают верить.

2080 год, все большие религии канули в лету.

2082 год, открытие секрета омоложения человеческой клетки, денежные мешки в восторге, открыта возможность вечной жизни.

2082 г. Месяцем позже. Все испытавшие новый метод омоложения клетки канули в лету вместе с новым технологиями.

2090 год, человечество ищет способ не убивать друг друга, способ подавить агрессию в человеке. Это удается выдающемуся ученому Брэму Шекли. Человечество в эйфории,  все счастливы.

Юбилейный 2100 год. Люди идут дальше на поиски великого шага в эволюции. Но потеряно очень много, мы еще не понимали этого.  Открытие возможности замены органов, включая мозг и глаза.

2150 год, дети рождаются с непрошибаемым иммунитетам, мало едят, мало спят и не нуждаются в эмоциональной связи с родителями. Куда страшнее то, что это родители тоже не ощущают связи с детьми.

2200 год. Мы на пороге духовных и научных открытий, путешествия в другие галактики, лекарство от всех болезней, потолок развития человека, как вида.

2245 год, мы лишились глаз, как органа чувств, но зрение заменено прямой  трансляцией в мозг со всех камер в мире.

Меня зовут Аллан Кларк

В мои обязанности входит контроль подачи сигнала с камер в  сознание людей, проще говоря, когда происходят неполадки и люди перестают ловить частоты, застревают в темноте, появляюсь я и спасаю ситуацию. Порой бывали случаи, когда все начали видеть какую-то нелепицу, мы неделю не могли разгрести эту кучу отбросов человеческих мыслей, причина не была найдена. Мне нравилась моя работа,  когда было грустно, я подключался к камерам путешествующих людей и часами смотрел, как они погружаются в тишину космоса.

Я вышел с работы в пол третьего ночи и пошел по 53 улице, по Проспекту Мировой Революции 2080 года. Влажный воздух аккуратно прилег на асфальт, как ни странно, он был улучшен, но его принцип остался, дорога в вечность будет асфальтированной. Люблю ходить своими ногами, большинство населения уже ими не пользуется, заменой пеших прогулок стал Бастер Кар, небольшой круг метр на метр, на 50 см висящей над поверхностью, летящей со скоростью 20 км в час, такие теперь пешеходы.
Совсем нету окон, теперь по утрам первым делом не запускают свет в комнату, а настраивают нужный фокус, некоторые смотрят вдохновляющие кадры, к примеру вид с Эвереста, который теперь не нужно покорять.
Я открыл дверь, пытаясь сделать это как можно тише, ведь моя собака по имени Рентон, очень любит поднимать шум и будить соседей, они уже привыкли и настраивают проникаемость звука ночью в своих жилищах на минимальный уровень. Но, всегда есть те, кто уважает старые обряды и даже не трогают стандартные настройки, они хотят жить, так как раньше, это господа » раньше было лучше».
Но сегодня явно что-то не так, стулья лежат на полу, вещи раскиданы. Вернув ракурс обратно к двери, я рассмотрел пару ботинок. Здесь кто-то есть, это девушка, а возможно особь мужского пола отличающаяся маленький размером стоп. Тихо пройдя в зал, никого обнаружено не было, в моей спальне не работали камеры, я не мог посмотреть происходящее внутри комнаты. Вспомнив код полиции, я был готов передать сигнал в участок, и копы тут же будут около дома постукивать в дверь. Мне нравилась моя жизнь, хорошая зарплата, оплачиваемый отпуск, собственный дом и пожалуй то, о чем мечтают многие-возможность завести двух детей. Сейчас рождаемость жестко контролируется, незаконные роды это преступление равное убийству, плюс какая то семья лишается этого права, а незаконно рожденный отпрыск отправляется в государственный интернат для пожизненной службы. Но, я не спешил создавать семью, сначала из молодости, потом из за денег, и в конце концов просто утратил это желание.
Поднявшись в комнату, я обнаружил там лежащего лицом вниз человека, это был не андроид, так его поза всем существом кричала об этом. Это девушка, молодая.
— доброе утро дорогая, — сказал я
Юная особа не отвечая села на край кровати. У меня было всего пару камер с собой, было тяжело рассмотреть ее в темноте. Она открыла глаза.
После поиска ответа в генетических основах человека, люди навсегда перестали быть собой в полной мере. Агрессия став подавленной эмоцией переделала нашу суть. МЫ хищники, даже те, кто не ест  мясо хищник, охота это нечто большее, чем эволюционное превосходство, для нас это было удовольствием, так же как и секс. Я говорю не только о той охоте, которую все представляют, толстый мужик на перевес с винтовкой, подстреливает такого же толстого кабана, а потом разделывает, при этом получая чувство доминирования над природой.  Мы  охотимся на людей, которые нам интересны, на вещи, в конце концов на новые ощущение, ведь никто не заставляет безумцев прыгать с самолета без парашюта. Люди, являясь биологически неполноценными хрупкими букашками  смогли покорить космос, и совсем неважно, что мы вылетали лишь на задний двор.
— Меня зовут Анна, помнишь меня? – спросила девушка
— Твое лицо мне кажется знакомым, но нет, что прости, ты забыла в моем и моей кровати, может у меня день рождения?
— 14 июня 12:43 по полудню твое день рождение, поэтому ты ошибся.
— Так значит, тогда позволь спросить откуда ты это знаешь? И зачем тебе я?
— посмотри внимательнее в мое лицо, ты должен кое-что вспомнить
— мы переспали?
— Оставь шутки дружок, я здесь не за тем, что бы слушать дешевые анекдоты
Я направил одну из камер прямо ей в лицо. В нем что-то отличалось, её глаза, они имеют цвет, тусклы серо-зеленые. Но, как я не напрягал отдаленные уголки памяти, никак не приходило понимание, где мы могли пересекаться.
— Ты уснул? – пощелкав пальцами, крикнула девушка
— Что с твоими глазами? Ты сделала какую-то операцию окраски радужки.
— Ты конечно умный, но все равно такой недалекий, смотри внимательнее Аллан.
За дверью послышался лай, она бросила туда взгляд.
— Черт возьми, твой зрачок отреагировал, ты посмотрела. У тебя есть зрение.
— Молодец, наконец-то.
— Но как? Все человечество утратило эту способность.
— А ты уверен, что я человек?
— Ты проникла сюда, а значит, тебе пришлось пройти мимо Рэя, а он очень не дружелюбен к незнакомцам. Ты настоящий живой видящий человек, возможно единственный на планете и ты сейчас у меня дома, поэтому предлагаю тебе поделиться мыслями и ответить мне, что нужно тебе от обычного рабочего класса?
— Скромняга. Я пришла познакомиться. Я думаю, мы еще увидимся и довольно скоро.
— Может мне стоит вызвать полицию, взлом с проникновением это как тебе сказать по мягче – преступление.
— Ты не сделаешь этого, я тебя знаю.
— Откуда, позволь спросить, ты это знаешь?
— Еще не вечер, не все сразу, — ответив мне, она встала и спешно покинула комнату, оставив меня наедине с собственными размышлениями. — До встречи Аллан Кларк,  – уже у двери попрощалась она.
В мозгу Аллана происходили процессы анализа ситуации и его жизни в общем, он пытался вспомнить её лицо, вспомнить всё. Волнение и тревога наливали его тело словно свинец. Он погрузился в глубокий сон без сновидений. Больше всего ему не давало покоя мимолётное ощущение счастья, электричеством проносившееся по телу. Первый раз в жизни Аллан не чувствовал себя одиноким.
Пробуждение оказалось жестоким наказанием, словно прыжок из постели в ванную полную льда. Суровая реальность свалилась на голову, сегодня по расписанию у меня ужин с семьей. Раз в месяц, каждый член семьи обязан явится на совет. Мои братья и сестры, их дети буду ворковать друг с другом, а бабушка с дедушкой будут дивиться чуду детской беззаботности, а в это время я буду чувствовать их пальцы под своей кожей, моя душа будет утекать в бездну неудачников.
Родители жили в другом конце города, весьма прагматичные милые люди, не особо задумывающиеся о происходящем с человеческим родом и ситуация в мире для них была эхом былых времен, когда все было лучше. В моей работе есть огромный плюс, доступ почти ко всем камерам мира, поэтому пробки меня особо никогда не трогали, иронично, мы знаем, как сделать друг друга бессмертными, а в пробках все так же в окошках мелькают средние пальцы.
Джеймс и Виталина Кларк платили налоги, ответственно подходили ко всему, если бы церковь еще работала, они бы обязательно ходили в нее в воскресенье утром. По дороге, придерживаясь традиции, купил бутылку вина, цветов и себе маленькую бутылку купажированного виски, ибо вечер обещался быть долгим. На пороге меня встречала моя сестра Оливия Кларк, работающая в сфере фармацевтики, она была чересчур педантичной особой, способной даже смерть превратить в дисциплинированный процесс.
— Аллан привет. Заходи скорее, ужин почти готов. Все уже в сборе, мы как раз о тебе говорили, — с искусственной улыбкой обратилась ко мне Оливия.
— Здравствуй Оливия. Может, предупредишь меня, в чем суть беседы? – протягивая вино и цветы, я прошел внутрь.
Атмосфера, мягко говоря, мне не импонировала. Я ощущал себя тюленем, барахтающимся в кровавом снегу. Тем более ночное происшествие немного выбило из колеи. Все изменилось, как только я прошел в комнату, среди всех этих чужих людей, сидела моя бывшая жена. Тяжело смотреть в лицо человека и вспоминать там другое. Я помню каждую черту, каждый сантиметр её кожи, её огромные, как земной шар глаза, да, именно глаза. Она родилась особенной, но они её забрали, прямо из роддома, вырвали из рук, без совести и сожалений.
Эмма Кларк, лучшая женщина всех времен, я любил и люблю её каждой клеткой тела, она картина, напоминающая о лучшей жизни. Колени задрожали, и я чуть не упал, голос исчез. Пришлось бежать, далеко. Я двигался в сторону леса. Мне нужен воздух, срочно. Примерно в пять утра я был достаточно далеко, что бы остановиться.  Перед моими глазами явился дом, с околицей и красивым садом, заполненный мальбертами.  Над очередным холстом трудился человек, лет шестидесяти, с густой седой бородой. Вокруг не было не одной камеры, что странно, ему же надо было следить за своей местностью. Тогда, я понял, в чем собственно дело. Он взглянул на меня насыщенными зелеными глазами.
— Заходи в дом, я заварю тебе чай. Я Роберт, — представился незнакомец.
— Аллан, вы видите меня?
— Мой друг, я вижу все, ясное небо над твоей головой, зеленые лесные барьеры, наполненные жизнью.
Мы проследовали внутрь. Из продолжительной беседы выяснилось: это он, тот самый – конструктор. Студент, который мечтал одарить слепцов возможностью видеть. Но, увы, все вышло не так. Теперь все человечество страдало.
— Можно тебя попросить Аллан?
— Да, конечно.
— Сегодня к полуночи мы станем почти родными, судьба тебя привела в это место.
По моей спине стремительно пронесся холод. Его просьба уже начиналась не хорошо.
— Автоназия друг, я попрошу тебя об этой услуге. Это, то с чем не совладать. Нежелание больше страдать, я не хочу видеть, как мое детище уничтожает этот мир. Человек – это плод великих трудов, конструкция, получившая самодостаточный механизм – сознание. А чем мы отплатили? Уничтожили естественный отбор, забыли об искусстве, единственный спасательный круг, не дававший опуститься в бездну узколобости и глупости. Мы открыли спичечный коробок и сожгли все спички разом. Я не хочу видеть, как планеты дышит дерьмовым воздухом за 12, 5 долларов в месяц. Моя дочь Анна, была у тебя, ты хороший человек, помоги,  —  с искренней просьбой повествовал Роберт.
— Я не могу. Я просто не смогу это сделать.
За окном вышло солнце. Свет упал на стол. Роберт ринулся во двор. Я рванул за ним, за человеком стоящим лицом к свету, будто впитывающим энергию солнца. Во мне пробежал электрический ток, по всем мышцам и очки упали с лица. Яркие цвета, неописуемо. Я видел, наконец понял, кому нужны глаза – мне.
— Прощай Аллан, приятно было познакомиться, надеюсь, ты используешь мой дар с умом, — попрощался Роберт.
Он со всей силой, что у него было, врезался лицом в стекло. Осколки вцепились в его щеки, лоб, глаза. Он кричал, как новорожденный младенец. Пока острый осколок не вскрыл ёремную вену. Кровь хлынула нескончаемым потоком. Все закончилось быстро.

Аллан понимал, что ему не стать прежним. Бог или вселенная, а может жизнь или сама смерть сыграли с ним злую шутку. Единственным решением было пойти на работу, проникнуть в главные сервера, под предлогом проведения анализа годового анализа.
Я вспоминал красивые моменты из своей жизни, как птицы устраивали фееричный танец, над головой. Осенний запах листьев, после дождя. На бомбе под курткой, виднелась надпись «Роберт, я все потерял. Это мой последний подарок тебе. Скоро увидимся мой друг».
Аллан нажал кнопку. Пришла тьма. Для богатых и бедных. Для умных и глупых. Больше не одной камеры. Кому вообще они были нужны? Да никому.

Сердцевина
Следующая запись

Автор Артем Мещеряков

Молодой, талантливый, имеющий собственное мнение, писатель. Имеющий отношение к нескольким жанрам литературы. В данный момент публикуется первая книга - «Воробьиная стая», у которой есть все шансы привнести новое дыхание в мир прозы.

Записи от Артем Мещеряков

Оставить комментарий